knopka_shop-03.png     +38 (057) 732-44-72
     +38 (050) 301-38-63
     +7 (472) 220 55-58 
       

Анатолий Гиршфельд — об инновационной модели развития Украины

 07.02.2011


4 февраля в Харькове состоялось выездное заседание президиума Совместного представительского органа стороны работодателей на национальном уровне, президиума Совета Федерации работодателей Украины и Ассоциации ректоров высших технических учебных заведений Украины.

Тема заседания: «Инновационное развитие Украины путем объединения возможностей власти, бизнеса, образования и науки».

Доклад заместителя председателя Совета Федерации работодателей Украины, главы Объединения организаций работодателей Харьковской области «Гранит», президента ИГ УПЭК А.М.Гиршфельда:

Индустриальная группа машиностроительных компаний УПЭК уже больше 8 лет реализует инновационную модель развития, которая вполне может послужить моделью инновационной политики страны. При этом в течение пяти лет данная стратегия реализовывалась Индустриальной группой по наитию, и только в последние 3 года она была сформирована как основная стратегическая линия развития компании — увеличить к 2015 году объем производства более чем в четыре раза до уровня в 1 млрд долларов с долей нематериальных активов более 50%, что позволит Индуcтриальной группе УПЭК вплотную подойти к первой десятке мировых лидеров по основным направлениям деятельности компании.

В свое время мы создавали Индустриальную группу не из-за модного течения или какой-то политической кампании. Это был вопрос жизни или смерти, вопрос выживания. Бесперспективность ценовой конкуренции, войны за центы в продукции старых поколений техники заставила нас перейти в высокотехнологичные, а поэтому, высокорентабельные секторы элитного машиностроения, где нас встретила жесточайшая конкуренция уже не с китайскими и белорусскими производителями, а с мировыми лидерами. Причем конкуренция эта развернулась не на каких-то удаленных, а на «родных», «почти домашних» — российском и, конечно, украинском рынках.

Инновационная модель ИГ УПЭК включает в себя:
  • собственные фундаментальные и прикладные исследования и разработки в сфере машиностроения в созданном нами почти с нуля научно-исследовательском Объединенном инженерном центре (ОИЦ) и семи реформированных нами инженерных центрах и КБ;
  • заказы украинской вузовской и академической науке;
  • трансфер высоких технологий (в основном, немецких и японских).
Эти три части объединялись созданными нами инновационным и проектным менеджментом (которому, увы, не учат ни в одном украинском вузе), современными информационными технологиями сквозной безбумажной разработки и сопровождения всей инженерной деятельности, умением максимально капитализировать украинскую часть объектов интеллектуальной собственности.

Даже в эти тяжелые три кризисных года мы следовали своей инновационной стратегии и сделали поистине революционные шаги:
  • Реализован проект КСА-2008 — самый крупный проект по своим масштабам в Восточной Европе и не имеющий аналогов в СНГ. Внедрена единая система создания продукта — начиная от конструкторской разработки, расчета, технологии до управления бизнес-процессами. Проектом охвачены 530 рабочих мест на пяти производственных площадках и семи КБ Индустриальной группы. Это позволило нам более чем в 2,5 раза увеличить производительность инженерного и управленческого труда.
  • Проведена практически тотальная ревизия базовых технологий и начато масштабное переоснащение производства под новую продуктовую линейку.
  • Реорганизована структура управления компании. Создан научно-исследовательский центр R&D (ОИЦ), система профильных инженерных центров, внедрено многоуровневое проектное управление.
  • Проекты стратегического значения выведены на уровень управляющей компании.
  • Создан Учебно-научно-производственный комплекс «Техноград» с Национальным техническим университетом «ХПИ», что в перспективе пяти лет позволит нам привлечь молодых специалистов в научно-технические подразделения компании.
Я говорю об этом, чтобы показать, насколько совпадают проблемы на микро- и макроуровне — в нашей компании и в стране в целом.

Перед Украиной стоит цель, поставленная Президентом, — в 2020 году войти в двадцатку развитых стран, что означает в 6–7 раз увеличить ВВП на душу населения и качественно изменить социальные стандарты.

Это практически прямая аналогия с задачами, которые поставила для себя ИГ УПЭК на период до 2015 года.

Наш вывод: инновационная модель развития является практически безальтернативной для выполнения поставленных целей, как на уровне компании, так и на уровне государства.

* * *
Потенциал инновационной экономики нашей страны на сегодняшний день оценивается всего около 1% (в развитых странах — более 50%), в то время как на рубеже 90-х годов Украина имела одни из лучших стартовых условий не только среди республик бывшего Союза, но и стран Восточной Европы. Об этом свидетельствует количество студентов и ученых на 1000 жителей, структура экономики, основу которой в тот период составляла в основном высокотехнологичная промышленность.

Я хочу уделить больше внимания анализу причин отсутствия инновационной модели развития в Украине.

Во-первых, за 20 лет истории Украины инновационная политика не стала приоритетом экономического и социального развития ни для одного правительства. Она, скорее, носила декларативный и бессистемный характер. В стране существовала «линейная модель» инновационной политики, опирающаяся на устаревшие подходы к научно-техническому развитию, которые предусматривали масштабные государственные программы привлечения бюджетных средств. Как показывает опыт, в большинстве случаев эти деньги либо не были выделены, либо неэффективно использовались.

Ко второй группе факторов я отношу уменьшение в несколько раз спроса на инновации со стороны реального сектора. Причина тому — в последние 20 лет наиболее пострадали высокотехнологичные отрасли, не сумевшие выстоять в конкурентной борьбе с китайскими и мировыми компаниями, которые приняли инновационную модель на вооружение еще более 20 лет назад.

Хочу проиллюстрировать это двумя примерами. Всего лишь после нескольких лет последовательного внедрения инноваций, компания УПЭК сегодня успешно конкурирует на рынках СНГ с ведущими мировыми производителями, которые называют новую линейку продуктов УПЭК украинским феноменом. Другим примером является белорусское машиностроение, которое наглядно демонстрирует важность понимания государством инновационного развития высокотехнологичной отрасли. Сегодня валовой продукт на душу населения Беларуси почти вдвое больше, чем в Украине, и превосходит российские показатели. Беларусь реально внедряет сегодня инновационную модель как главное условие развития конкурентоспособной экономики.

Третьей причиной отсутствия инновационной модели развития в Украине я считаю то, что огромное количество носителей инновационного потенциала — специалистов, на образование которых государство потратило сотни миллионов долларов — не нашли себе применения в украинской экономике. Сегодня они работают либо в теневом секторе, либо на западные компании. И уже, наверное, можно сказать, что и на восточные тоже. Этим специалистам абсолютно безразличны новации налогового кодекса — они просто не верят в возможные перемены.

Данная ситуация привела к тому, что в условиях финансирования основных научно-технических заведений по остаточному принципу их научный «багаж» на 90% состоит из разработок 70-80-х годов, устаревшей экспериментально-лабораторной базы и характеризуется отсутствием современных инструментов для научных разработок.

* * *

Выводы.

Первое. Объективный анализ мирового опыта и украинских реалий позволяет выработать подходы к формированию инновационной политики. Работодатели должны стать одной из реальных движущих сил инновационных преобразований. И сегодняшнее совещание посвящено именно этому. На мой взгляд, даже сегодняшнее правительство не отдает до конца себе отчет, как выполнить цели, поставленные Президентом на ближайшее десятилетие. По крайней мере, многие чиновники считают, что они вряд ли столько лет будут работать.

Второе. Возможности госбюджета крайне ограничены — и таковыми будут в ближайшие годы ввиду проблем в социальной сфере. Государство, на мой взгляд, должно сосредоточиться на создании эффективного законодательства и мер по стимулированию высокотехнологичного производства, чтобы стимулировать не только внутренние инновации (см. статью 158 Налогового кодекса), а прежде всего, экспортно-ориентированные высокотехнологичные отрасли. При этом нужно перестать жонглировать модными словами: термин «высокотехнологичные» необходимо рассматривать как синоним слова «инновационные», а энергосбережение и энергоэффективность считать одним из направлений инновационной политики высокотехнологичной индустрии. То есть необходимо создать в лице высокотехнологичной промышленности заказчика инноваций и, что особенно важно, — не за счет бюджетных средств.

Третье. Необходимо создать реальные механизмы частно-государственного партнерства, где государство станет партнером бизнеса и будет участвовать в распределении как прибыли, так и рисков. Одним из первых шагов на этом пути, на мой взгляд, должен стать Совет по инновациям, состоящий из представителей реального бизнеса, ученых и профессионалов из аппарата правительства по развитию инновационной модели экономики страны. Функция этого Совета должна быть не только законотворческой, но и экспертной — в выделении средств на реальные проекты частно-государственного партнерства. На сегодняшний день это сложившаяся мировая практика практически во всех развитых странах. В то же время, государству необходимо определить свою первостепенную роль в финансировании инноваций в социальной сфере, охране окружающей среды, здоровья населения, «критических» технологий и фундаментальной науки. Необходимо создать условия для развития инноваций «снизу», из реального сектора, максимально сосредоточившись на стимулировании предприятий высокотехнологичных отраслей, особенно экспортно-ориентированных. Это локомотивы инновационных преобразований в стране. За каждым рабочим местом на таком предприятии должно стоять 10–12 рабочих мест в смежных отраслях экономики.

Четвертое, а точнее первое по важности, — необходимо создать благоприятные условия для ведения бизнеса (о чем сегодня много говорится, но, к сожалению, пока делается явно недостаточно).

На мой взгляд, один из шагов, подтверждающих реальные намерения государства по развитию частно-государственного партнерства, — это предоставление гарантий внутреннему и внешнему инвестору в виде страхования рисков (желательно в ведущих западных страховых компаниях) на случай невыполнения взятых на себя обязательств.

И, наконец, пятое. Как это ни парадоксально, инновационная политика позволяет во многом решать проблему малого и среднего бизнеса и переориентации людей, которые сегодня вынуждены выживать, занимаясь перепродажей дешевого импорта, причем нередко — в теневом секторе экономики (а на 70% это люди, получившие высшее образование за счет государства).

Частно-государственное партнерство в инновационной сфере является безальтернативной возможностью вывести из тени сотни тысяч инженеров, которые стали частными предпринимателями, зачастую работают не по специальности, не находя применения своим знаниям. Эту колоссальную по важности и объему задачу государство может решить на основе модели частно-государственного партнерства, создав институт инновационных менеджеров, которые и будут вести этот бизнес в стране.

По мнению экспертов, государственно-правовое регулирование инновационной сферы также нуждается в комплексном и системном реформировании.

Законодательные инициативы в области инноваций, по нашему мнению, должны осуществляться в следующей последовательности:
  • Выработка и принятие государственной стратегии инновационного развития.
  • Принятие на ее основе Концепции реформирования инновационного законодательства.
  • Принятие новой редакции специального Закона «Об инновационной деятельности», в котором будет осуществлено комплексное и сбалансированное регулирование инновационной сферы.
  • Взаимосогласованные изменения к действующему законодательству Украины в сфере научно-технической и инновационной деятельности, которые позволят провести системные преобразования в регулировании данной сферы.
  • Систематизация законодательства об инновационной и научно-технической деятельности в инновационном Кодексе Украины.
  • Принятие специального Закона о венчурном бизнесе в Украине.
Опыт нашей компании показывает, и я в этом глубоко убежден, что решение масштабных задач по инновационному преобразованию экономики Украины требует не столько огромных капитальных вложений, сколько, прежде всего, глубокого осознания необходимости этих преобразований и политической воли элиты страны провести эти преобразования в жизнь!

СПРАВКА:

Объединение организаций работодателей Украины — совместный представительский орган стороны работодателей на национальном уровне (СПО), созданный 7 июля 2009 г. В СПО вошли Федерация работодателей Украины, Конфедерация работодателей Украины, Всеукраинская ассоциация работодателей Украины и др. — всего 18 организаций работодателей из 20 официально зарегистрированных Министерством юстиции Украины.

Федерація роботодавців України (ФРУ) — це створене 27 вересня 2002 року найпотужніше всеукраїнське об’єднання, яке представляє інтереси роботодавців в економічних та соціально-трудових відносинах з владою та профспілками на національному рівні. ФРУ, як найбільш впливове об’єднання українських роботодавців, активно співпрацює з Верховною Радою Україні, Кабінетом Міністрів України та Адміністрацією Президента України. Крім того, Федерація тісно взаємодіє з Податковою адміністрацією України та Антимонопольним комітетом України, з якими у ФРУ підписані відповідні меморандуми про співпрацю. ФРУ є цілком деполітизованою організацією, її Статут побудований на багаторічному досвіді роботи організацій роботодавців Західної Європи і увібрав у себе кращі норми аналогічних організацій демократичних країн.

До складу ФРУ входять 27,283 тис. підприємств, більш ніж 470 територіальних та галузевих об’єднань роботодавців з усіх регіонів України, які охоплюють більш ніж 5 млн найманих робітників.

Объединение организаций работодателей Харьковской области (ООР ХО) «Гранит» создано в июле 2008 года в целях консолидации территориальных и отраслевых организаций работодателей региона.

Харьковская областная организация «Гранит» Федерации работодателей Украины основана в 1990 году. В ее состав входит около 60 промышленных предприятий машиностроительного комплекса, транспорта и связи, а также научно-исследовательские институты, финансово-банковские учреждения, предприятия малого и среднего бизнеса Харьковской области.

Индустриальная группа УПЭК (ИГ УПЭК) — одна из крупнейших в Украине частных компаний, специализирующихся в машиностроительном бизнесе, производитель комплектующих, узлов и оборудования для железнодорожной, автомобильной, сельскохозяйственной, машиностроительной и металлургической отраслей. Потребителями продукции компании являются практически все конвейерные предприятия СНГ.

ИГ УПЭК создана в 1995 году и сегодня развивается как клиентоориентированная инженерная индустриальная группа.

Направления деятельности ИГ УПЭК:
  • производство компонентов для железнодорожного и автомобильного транспорта: ОАО "Харьковский подшипниковый завод" (ХАРП), ОАО "Оскольский подшипниковый завод ХАРП" (ОПЗ ХАРП), ЗАО "Лозовской кузнечно-механический завод" (ЛКМЗ), ООО «Украинская литейная компания» (УЛК);
  • электротехника: ОАО "Харьковский электротехнический завод "Укрэлектромаш" (ХЭЛЗ);
  • станкостроение: ОАО "Харьковский станкостроительный завод «Харверст»".
В сферу управления ИГ УПЭК также входит ряд других предприятий. Консолидированный объем продаж предприятий группы в 2009 году составил 808,3 млн грн. (в 2008 г. — 1,25 млрд грн.).



 


К списку

Календарь новостей

Октябрь 2017.: (1)
Сентябрь 2017.: (2)
Август 2017.: (3)
Июнь 2017.: (5)
Май 2017.: (5)
Апрель 2017.: (7)
Март 2017.: (4)
Февраль 2017.: (3)
Январь 2017.: (1)
Декабрь 2016.: (3)
Ноябрь 2016.: (3)
Октябрь 2016.: (1)
Сентябрь 2016.: (1)
Август 2016.: (1)
Июль 2016.: (3)
Июнь 2016.: (1)
Май 2016.: (2)
Апрель 2016.: (6)
Март 2016.: (2)
Февраль 2016.: (2)
Январь 2016.: (4)
Декабрь 2015.: (1)
Ноябрь 2015.: (1)
Сентябрь 2015.: (1)
Август 2015.: (1)
Июль 2015.: (1)
Июнь 2015.: (1)
Май 2015.: (1)
Апрель 2015.: (3)
Март 2015.: (1)
Февраль 2015.: (2)
Январь 2015.: (1)
Октябрь 2014.: (4)
Сентябрь 2014.: (2)
Июль 2014.: (1)
Июнь 2014.: (2)
Май 2014.: (2)
Апрель 2014.: (1)
Январь 2014.: (2)
Ноябрь 2013.: (1)
Октябрь 2013.: (1)
Сентябрь 2013.: (2)
Июль 2013.: (1)
Июнь 2013.: (2)
Май 2013.: (1)
Апрель 2013.: (2)
Март 2013.: (2)
Февраль 2013.: (1)
Январь 2013.: (1)
Декабрь 2012.: (1)
Сентябрь 2012.: (3)
Август 2012.: (1)
Апрель 2012.: (1)
Март 2012.: (2)
Январь 2012.: (2)
Декабрь 2011.: (1)
Ноябрь 2011.: (3)
Октябрь 2011.: (4)
Сентябрь 2011.: (1)
Август 2011.: (2)
Июль 2011.: (1)
Июнь 2011.: (4)
Май 2011.: (2)
Апрель 2011.: (3)
Март 2011.: (3)
Февраль 2011.: (1)
Январь 2011.: (2)